2–9 сентября 2018 года
Аккредитация
Template "" was not found.
Проводник
Пресса о нас
Фотоальбом
ГлавнаяАрхив фестиваля2001Статьи
В Анапе завершился Х фестиваль "Киношок"

В Анапе завершился Х фестиваль "Киношок"

17 Сентября 2001

Этот рассказ должен был начаться впечатлением о классном вечере с Вильнюсским джаз-квартетом и его солисткой Недой Манулавичюте, музыкантами мирового уровня, - они так завели зал, что он отважился запеть вслух. Казалось, и правда - "Киношок" - это джаз. Потому что театральные режиссеры Анатолий Васильев и Роман Виктюк в одном жюри - это драйв, это по-нашему. Потому что бутылка ледяной водки, присланная в пляжном тентовом кафе Андрею Битову от неизвестного поклонника в полдень, и, соответственно, необходимость ее немедленно употребить, а поклонник говорит: "Я собираю рукопожатия"!, - это обертон темы "Звезды в кругу людей".

Потому что ядовитая медуза (прозрачное, с фиолетовым пунктиром по краям, дышащее), выловленная голыми руками из моря самым ядовитым критиком Виктором Матизеном, -- контрапункт к стандартному воплю режиссеров в ответ на "ругань" их картин: мол, неплохо бы критикам попробовать снять самим что-нибудь, прежде чем возмущаться.

Потому что слова режиссера из Узбекистана Зульфикара Мусакова: "Так получилось, что я не был в России 11 лет. Я встречаюсь со своими коллегами исключительно на зарубежных фестивалях. Например, с Актаном Абдыкалыковым (киргизом. - О.Ш.) мы познакомились в Токио. Но на Западе интерес к нам совершенно ублюдочный. И вот я сижу здесь четвертый день, совершенно пьяный от счастья, смотрю фильмы и снова учусь", - лейтмотив пьесы "Открытый фестиваль кино стран СНГ и Балтии".

Но во вторник джаз превратился в изысканную игрушку: ничто вроде здесь, в Анапе, не изменилось, но почему-то на первый план вышли фильмы о войне - конкурсные картины из разных стран. Более того, казалось: вообще все картины чем-то связаны со случившимся. Ну, скажем, ученическая короткометражка "До востребования" Анны Меликян, которая вообще - о переживаниях юных особ, превращающихся в женщин. Так вот там одна теледикторша постоянно возникает с одним и тем же рассказом о какой-то неведомой войне без опознавательных географических и хронологических координат. Она сообщает военные новости как-то даже не профессионально-бесстрастно, а уныло-равнодушно. И вдруг у нее случается форменная истерика: девушка отбрасывает микрофон в сторону и в отчаянии падает головой на стол: ноготь сломала.

Несопоставимость причины и следствия - фантастическая, удавшаяся автору, - здесь велика настолько, насколько далеко отстоит от этого фильма другая короткометражка - "В чаще" Ислама Эльсанова. Уроженец Киргизии, дипломник Высших режиссерских курсов сделал картину о том, о чем приличествовало бы говорить русским: о страданиях мирного населения в Грозном - в том числе, и тех, кто не относится к коренной национальности, о проблемах беженцев, о безвыходной ситуации родственников попавших в плен. Фильм, в ситуации ложного отражения этой войны в отечественной прессе, требует от российского зрителя как минимум признать, что наши соотечественники нередко - бандиты "не хуже" чеченцев; сделать это весьма непросто: голос крови заглушает доводы разума отнюдь не только у представителей "диких кавказских народов". Пока, мол, говорят некоторые, "наши мальчики там гибнут" - нельзя и вовсе снимать такие фильмы. Странным образом подобный довод смыкается с поведением "двоих с карандашами", которые явились к начинающему автору и стали указывать, какие сцены он должен исключить из сценария.

Кстати, к размышлению, сейчас в России снимается до десятка картин на "чеченскую" тему - в разных жанрах. С азартным даже каким-то предчувствием (так, вероятно, собаки ожидают команды "фас!") предвкушается, в частности, фильм Алексея Балабанова - говорят, он снял во Владикавказе "настоящий боевик"; Балабанова, очевидно, опять будут сильно "кушать", причем со всех сторон.

В центре фильма "По винтовой лестнице" грузинского режиссера Мераба Тавадзе - человек, прошедший войну. Такой, как герой Игоря Черневича в "Духе", немножко такой, как Рэмбо. Режиссер сказал, что имел в виду все войны сразу, а не, например, афганскую или абхазскую, карабахскую или чеченскую. Но сам же в эпиграф своей работе поставил: "Конкретное пространство и время рождают конкретную боль".

Универсальное определение. Поэтому здесь, на фестивале, первое, что подумали все, увидев падающие башни (WTC), - "дурное американское кино". А через пару часов, пережив первый шок, сказали: сколько фильмов теперь будет снято о новой американской трагедии… Возможно, цинично. Но не более, чем сама жизнь.

Наутро первой темой разговоров было - у кого какие родственники в Нью-Йорке. А второй - курс доллара.

На следующий день "Киностаница" вернулась к своему обычному состоянию, хотя фильмов о войне не стало меньше. Например, абхазским событиям посвящена картина грузинского режиссера Михи Борашвили "Пустое пространство", в центре которой - негодяй и подонок, нажившийся на войне, и его долготерпеливая жена, в которой сами грузины признали "Мать Грузию". Всем сразу стало понятно, что Хатуна Иоселиани в этой роли - бесподобна. Награду за лучшее исполнение мужской роли сразу после просмотра в кулуарах "отдали" армянскому актеру Владимиру Мсряну, сыгравшему старого клоуна в картине Тиграна Хзмаляна "Пьерлекино, или Легче воздуха" - поэтической фантазии, посвященной знаменитому миму Леониду Енгибарову. Вот один из эпизодов: поскольку в Ереване разруха, люди варят хаш на Вечном огне. Бездна смыслов в этом образе, ставшем особенно актуальным в дни, когда телевизор говорит о начале третьей мировой.

Российские фильмы на "Киношоке" в основном были поставлены в программу последних двух дней. Нам особенно интересны, разумеется, питерские авторы. В короткометражном конкурсе нашим, думаю, можно считать Алексея Германа-младшего - выпускника ВГИКа. Жаль, но его диплом "Дурачки" как-то "пролетел мимо": режиссер очевидно перестарался с достижением эффекта правдоподобия речи героев, и визуально впечатляющая картина, снятая для широкого экрана (что редко для студента), оказалась просто непонятной.

Что касается соревнования среди "больших", то здесь ситуация сложилась просто беспрецедентная. Обе полнометражные российские картины из конкурса оказались свидетельством единства кинематографа двух столиц. "Мусорщик" москвича Георгия Шенгелия снят Сергеем Астаховым, одним из лучших наших операторов, в стилистике "нажористого" нынешнего коммерческого кино - драме с криминально-социальными обертонами. Сюжет оставлю в стороне до момента появления фильма в нашем прокате, пока же скажу, что финал остается открытым, что провоцирует вопрос о сиквеле. Однако режиссер не пообещал продолжения истории о человеке, который решил "вычистить весь мир". Кстати, исполнителя главной роли Алексея Гуськова, известного всем по телесериалу "Граница", встречали как новую звезду.

Другая картина, поставленная престижно -- завершать конкурс, сделана нашей Кинокомпанией "СТВ" и также смешанной московско-питерской группой во главе с режиссером Александром Коттом, дебютантом в полнометражном кино. Фильм "Ехали два шофера" в Анапе ждали с особым интересом, поскольку это был его практически первый показ. Представлять картину приехали режиссер, оператор Петр Духовской, художник Эдуард Галкин и продюсер Сергей Сельянов; с первого дня "Киношока" было известно: его как "лучшего по профессии" ждет приз. Что совершенно справедливо - только Сельянов может рискнуть в наше время сделать кино, лишенное абсолютно всех привычных "симптомов" болезни нынешнего отечественного кинематографа -- криминальных и проститутских (в широком смысле) обертонов. Внешне простая история любви шофера Коли к шоферу Рае оказалась одновременно "новым русским фильмом" и замечательно изысканной и смешной стилизацией под ретро из конца 40-х.

Однако этот образец авторско-народного кино, столь свойственный студии "СТВ", как ни печально нам - патриотам, не "поборол" эстонско-латвийскую картину "Хорошие руки" режиссера Пеэтера Симма. Тут все совпало. Во-первых, "Киношоку" как фестивалю, представляющему некогда единый, хоть и национально-своеобразный, кинематограф, особенно важно трехязычие фильма, причем россиянам в кайф то, что на их языке в кадре общаются между собой эстонцы и латыши. Во-вторых, картина, начинающаяся как криминальная комедия (так, что название сначала хочется перевести как "Ловкие руки"), постепенно становится настоящей драмой о любви и дружбе, долге и чести. В-третьих, авторам удалась совершенно современная ироничная интонация. И, наконец, покоряют прекрасные актерские работы, в частности - Тыну Карка и Лембита Ульфсака. Своего традиционного "Слона" Гильдия киноведов и кинокритиков России, а также традиционно примыкающие к ней на "Киношоке" критики из других стран, почти единодушно отдали этому фильму. Диплом же Гильдии присужден известной короткометражке Александра Велединского "Ты да я да мы с тобой".

Мнение же "большого" жюри фестиваля под руководством продюсера Владимира Досталя вы видите отдельно.

Разумеется, фестиваль - не только конкурсные в внеконкурсные показы. Особый "аттракцион" Анапского киносмотра все его десять лет - поездка в станицу Гостагай, которая в одну из суббот середины сентября празднует свой День, посвященный освобождению ее от фашистских захватчиков; нынче праздник выпал на 15 сентября. Народное гулянье собирает в центре станицы тысячи людей. Участники "Киношока" - непременное "главное блюдо" события. Перед ступенями Дома культуры толпится народ, в первом ряду поставлены стулья для стариков, все со вниманием слушают гостей - Эльдара Рязанова, Эву Киви, Галину Бокашевскую, руководителей фестиваля - Ирину Шевчук, Виктора Мережко, Сергея Новожилова. Казачьи песни вперемешку с сиртаки украшают эту небольшую торжественную часть. Затем - футбольный матч между командой станичников, за которую выступают, в основном, чиновники местной администрации (первый удар по мячу делает глава Краснодарского края Александр Ткачев), и командой "Киношока" (президент Виктор Мережко, актер Владимир Литвинов, художник Никас Сафронов, продюсер Андрей Логвинов, режиссер Зульфикар Мусаков и другие); нынче победа досталась хозяевам поля - 2:1.

Затем все гости распределяются по "куреням" в парке, где уже накрыты столы. Знатоками кухни под "предводительством" знаменитого театрального художника Павла Каплевича, который был впервые на "Киношоке" и остался потрясен им, особо оказались оценены галушки с картошкой и луком в огромном глиняном горшке, а также малосольные огурчики - из станицы Виноградной. После Гостагая Эльдар Рязанов пожаловался вашему корреспонденту, что стал похож на огромный бурдюк с вином, где плавают куски мяса. Разговор происходил на пляже, и, чтобы сгладить в глазах корреспондента впечатление об этом сравнении, Эльдар Александрович совершил великолепный заплыв в море, которое впервые за эти дни приблизилось к состоянию штиля и потому стало похоже на суп с фрикадельками из-за невероятного количества медуз. Вечером того же дня состоялся вечер "Нам 10 лет": вокруг костра, напомнившего всем пионерское детство в лагере, были устроены посиделки, и каждый мог в подарок другим исполнить стихи или песню. Особое трогательно пела актриса Ольгой Будиной - звезде фильма "Дневник его жены" и телесериала "Граница". В предыдущие дни "Киношок" предъявлял своим гостям то показ мод, то вечер актерских баек, то вечер авторской песни, однако не всем этих эстетических впечатлений оказывалось достаточно и потому немалое число кинематографистов затем следовало в бар с караоке; это развлечение оказалось необыкновенно популярным. Рассказывают, что Виктор Раков даже потратил все свои деньги на караоке: пожалуй, другого случая, когда актер бы платил за возможность спеть, и не припомнишь. Желающие более изысканных чувств отправлялись в одно из местных заведений, где хозяин не только сам готовил шашлык, но и играл на старинном армянском инструменте дудуке, ставшем всемирно знаменитым после фильма "Гладиатор". Грустная тягучая мелодия, сладкая и свежая одновременно, похожая на диковинный напиток, останется для меня музыкой десятого "Киношока"

Ольга Шервуд, корреспондент газеты "Вечерний Петербург"

Ольга Шервуд



Вернуться к списку