2–9 сентября 2018 года
Аккредитация
Template "" was not found.
Проводник
Пресса о нас
Фотоальбом
ГлавнаяАрхив фестиваля2003Статьи
Ангелы справа, унитазы слева

Ангелы справа, унитазы слева

16 Сентября 2003

Виктору Ерофееву, выполнявшему на "Киношоке"-2003 роль председателя жюри, наконец удалось стать настоящим постмодернистом - "уравнять Бога и унитаз" (Юрий Арабов). Писатель средней руки, но умный пиарщик, Ерофеев приложил все силы, чтобы мудрые решения жюри соседствовали с идиотическими. На открытии фестиваля автор "Страшного суда" поклялся судить пристрастно и субъективно, но, судя по вердиктам, сыграл роль не частного наблюдателя, каковым себя провозгласил, а медийного персоснажа, отлично разбирающегося в скандалах и конъюнктуре.

Решение присудить гран-при и приз за лучший сценарий фильму "Ангел справа", кинопродукции Таджикистана, Италии, Франции и Швейцарии, не вызвало возражений. Это минималистский, бесспорно, талантливый фильм о том, как оступившийся человек тщетно пытается начать жизнь заново, похож на "Калину красную". Только с 1973 года прошло 30 лет, поэтому от иллюзий, которые зритель лелеял в душе, не осталось ровным счетом ничего. Помнится, старушка терпеливо ждала сына домой. Мать (Уктамой Миясарова) Хамро дожидаться не хочет. Чтобы вернуть сына, она притворяется смертельно больной. Хамро (Мариф Пулрдзода), возвращаясь из Москвы в родной кишлак, попадает в ловушку к кредиторам, которые сначала лупят его, а через пару дней обещают убить. 9-летний сын героя следит за поступками отца: бабушка наказала отдать Хамро семейные драгоценности, когда он станет хорошим человеком. В финале герой бросает соблазненную им девушку, и мальчик, осуждая отца, прячет колечки в карман. Находясь в тисках между предающим прошлым и осуждающим будущим, герой осложняет себе жизнь, ибо не способен разглядеть минуту, когда судьба к нему благосклонна. Столь трезвая оценка человеческой сущности, не зависящей от внешних причин, помноженная на безупречную кинематографическую форму, действительно, заслужила высокой оценки. Гильдия киноведов и кинокритиков также присудила "Ангелу" свой приз - традиционного "слона".

Единственным фильмом, который мог бы составить конкуренцию картине Джамшеда Усмонова в конкурсной программе "Киношока", стала лента "Мамай" (Украина) Олеся Санина - авторская версия возникновения одного из главных героев украинского эпоса. Основанный на украинской легенде "Про трех братьев азовских" и крымско-татарском сказании "Песнь дервиша о трех доблестных мамлюках", фильм сделан в знаменитой традиции украинского поэтического кино (показ фильма состоялся в день рождения основателя этого направления Александра Довженко), но "усилен" современной энергетикой. Оператор Сергей Михальчук, приложивший руку к созданию экспрессивного ритма, получил приз Александра Княжинского. Не исключено, что Олесь Санин, который вполне мог претендовать на гран-при, собственноручно вырыл себе яму, ибо не снабдил фильм субтитрами и отказался от синхронного перевода. Возможно, режиссер, председатель Ассоциации молодых кинематографистов Украины полагал, что таким образом обеспечит картине дополнительный пиар, но вышло наоборот. Ничего кроме справедливого возмущения хамским поступком режиссера эта выходка не вызвала.

На этом заканчиваются "боги" и начинаются "унитазы". Наиболее вопиющие - приз Алексею Герману-младшему за режиссуру и присуждение награды за лучшую мужскую роль Анатолию Коту, одному из толпы персонажей-мужчин "Анастасии Слуцкой" (Белоруссия), "исторической легенды", снятой под патронажем батьки Лукашенко. История со "Слуцкой" похожа на сюжет с унтерофицерской вдовой. Снимая "национальный блокбастер" режиссер Юрий Елхов взял в герои странный персонаж. Оставшись без супруга, княгиня Анастасия отказалась вторично выходить замуж, чем навлекла на свое владение и окрест лежащие княжества массу неудобств. Крымские татары сочли Слуцк легкой добычей, и князьям-соседям пришлось оберегать честь вдовы от посягательств хана. В общем, все лучшие мужчины погибли, а Анастасия, спровоцировавшая истребления генофонда нации, парадоксальным образом закрепилась в народной памяти, как национальная героиня. Чтобы повысить градус абсурдности, жюри выдало приз актеру, сыгравшему предателя, назвав его "борцом за демократию". Самое смешное, что, услышав фамилию актера, никто из присутствующих в зале, кроме членов съемочной группы, не смог отождествить фамилию Кот с образом негодяя, посаженного на кол. Поскольку почти все мужчины в этом фильме похожи, как братья-славяне, и живут в кадре примерно равное время. Непонятно, зачем понадобилось выпячивать этот эпизодический персонаж, тем более, что почти в каждом конкурсном фильме полного метра были достойные мужские роли: Мариф Пулордзода в "Ангеле справа", Андрей Белоус в "Мамае", Фархад Абдуллаев в "Товарище Бойкенжаеве" (Узбекистан) и целый актерский ансамбль в азербайджанском фильме "Колдун" Октая Мир-Касимова.

Алексей Герман-младший привез "Последний поезд" в Анапу после того, как руководство кинофестиваля подключило административный ресурс, благодаря чему на "Киношоке" состоялась российская премьера фильма, признанного в Венеции "многообещающим дебютом". Со статусом "многообещающего", Герман-сын не расстается всю свою 6-летнюю творческую жизнь. Не исключено, что сулить он будет еще долго, но те, кому надоело ждать, поспешили записать его в гении уже сейчас, признав одним из главных достоинств "Последнего поезда" его очевидную стилистическую преемственность. Действительно, фильм напоминает собрание материалов, не вошедших в картины Германа-отца. Эпизод, с которого начинается картина, фактически повторяет начало "Проверки на дорогах", действие которой тоже происходило в русских лесах, глубокой зимой, пургу и туман. Помимо буквальных цитат, Герман-младший пользуется арсеналом изобразительных средств Германа-старшего: длинные панорамы, субъективная камера, особый интерес к бытовым деталям, зонтики и натурализм. При этом - никакого магического реализма, брэнда знаменитого отца. Один из членов жюри, известный киновед Юрий Богомолов, вручая приз на закрытии "Киношока", не смог погрешить против истины и назвал "Последний поезд" "новым старым кино". Вряд ли можно считать вторичность и эклектичность режиссерской заслугой.

Фестиваль, позиционирующий себя, как ежегодный смотр достижений национальных кинематографий, каждый раз сталкивается с одной и той же проблемой - отбор этих достижений. Несколько лет назад основные трудности были обусловлены мизерным кинопроизводством. На вопрос - "сколько фильмов в год выходит в вашей стране" - режиссеры бывших советских республик давали похожий ответ: "один-два". В последние два года ситуация изменилась. Кинопроизводство растет. В России в последний год было выпущено около 70 фильмов. Казалось бы, есть из чего выбирать. Однако, ситуация складывается парадоксально. В конкурс "Киношока"-2003, проходящего в самое выигрышное время - начало прокатного сезона - с трудом удалось заполучить всего одну ленту. Может быть, новому русскому кино не нужны фестивали?

Евгения Леонова, Андрей Федоричев



Вернуться к списку