2–9 сентября 2018 года
Аккредитация
Template "" was not found.
Проводник
Пресса о нас
Фотоальбом
ГлавнаяАрхив фестиваля2006Статьи
Киношок-2006: Анапаследок… Баринов

Киношок-2006: Анапаследок… Баринов

22 Сентября 2006

Фильмы идут своим чередом, у меня лично уже есть претендент на гран-при, да и на режиссуру, хотя со сценариями, как обычно, хуже всего. Интеллектуалы в жюри не смогут этого не заметить и, скорее всего, упрутся рогом в какую-нибудь ерунду. Обидно. Однако пока на анапском пляже и в ближайших его окрестностях, снабженные чашечкой кофе, мы продолжаем беседовать с участниками «Киношока». Сегодняшний гость – Валерий Баринов, который приехал на фестиваль во второй раз.

 - Я считаюсь участником. Моя картина не может быть в конкурсе, потому что её снимал президент фестиваля Мережко. Хотя эта картина – как раз очень «не моя». Как никогда почувствовал, насколько мало в кино зависит от артиста. Называется «Одиночество любви». Вчера я увидел её впервые.

 - С кем вы играли в фильме Мережко?

 - С такой замечательной русской красавицей, как Света Ходченкова. Я её зову «Серебрякова» - она в нескольких планах очень похожа на знаменитый автопортрет «перед зеркалом». А в фильме они взяли новеллу Цвейга «Страх» и привязали к нашим дням в нашей стране.

 - Кроме своего фильма, вы здесь ничего не посмотрели?

 - К великому сожалению, нет. Но есть намерение. Хотя, честно говоря, намерение есть увидеть что-то хорошее, а на это надо наткнуться. Не могу сказать, что совсем не в процессе, но я сейчас мало смотрю кино – у меня за лето было девять картин.

 - Будучи фанаткой этого фестиваля, не могу не вернуть вас к нему. Ваши самые яркие впечатления от «Киношока»?

 - В прошлом году это было. Выступление, концерт. Но, честно сказать, этот фестиваль я люблю вовсе не за концерты. Тут что-то другое, что в прошлом году мне сильно понравилось, иначе бы я сейчас не приехал.

 - Мне кажется, тут уровень общения немножечко отличается от других.

 - Вот-вот, что-то есть. А поскольку у меня лет пять уже не было вообще никакого отдыха, я себе эти несколько дней позволил. Но отдых мой всегда = в общении, мне очень важна компания, и здесь это замечательно. Тут есть свои завсегдатаи и своя атмосфера всеобщего доброжелательного знакомства, симпатии к тебе, если не обожания и любви. К тебе все хорошо относятся. В повседневной жизни этого ужасно не хватает. Ужасно.

 - Почему вы так скептичны в отношении себя?

 - Знаете, Катя, я просто уже об этом говорил. С 9 июня 1967 года, когда я сыграл свой дипломный спектакль и мне сказали, что отныне я должен отмечать «второй день своего рождения», «рождения артиста Баринова» с этого дня я все время жду, когда наконец мне разоблачат. Жду громкого провала: постыдного, полного разоблачения и каждый день выхожу на площадку именно с этим чувством. Хохотала тогда вся приемная комиссия. Анненков вообще рукой махал, чтобы я остановился, пока он отсмеется, а у меня была одна мысль: «Куда спрятать глаза, когда они все поймут, что я – бездарь полная, и как завтра подать заявление об уходе». Это до сих пор не прошло.

 - Какие перспективы на будущее?

 - Сейчас очень жду «Заката». В январе начинаем репетировать с Гетой Яновской, вот на это и надеюсь. Понимаете, я все лето на съемках девяти фильмов видел только поезда и машины. Поезд-машина-съемка-машина-поезд, Брянск, Тверь и бог знает, что ещё. Опять поезд. И все это не для денег было – ну, не столько для денег – а ситуация сложилась по-идиотски, и я не мог подводить людей. И вот, значит, я жду сейчас января и могу сказать, что в Анапе позволил себе наглость. Прошедшие два дня я честно спал. Больше ничего.

 - А море?

 - У меня 23-го числа спектакль в Риге, вдруг голос сядет?

 - А солнце?

 - Я не люблю солнце. Если хорошо загорю летом, обязательно буду зимой болеть. Сжигается защитный слой. Мало того, я его просто не люблю. Если меня заставят лежать на солнце, я или умру, или просто все предам.


К. Тарханова



Вернуться к списку