2–9 сентября 2018 года
Аккредитация
Template "" was not found.
Проводник
Пресса о нас
Фотоальбом
ГлавнаяАрхив фестиваля2007Статьи
Рамиль Сабитов: Банальная, но живая история

Рамиль Сабитов: Банальная, но живая история

24 Сентября 2007

Актер Рамиль Сабитов, представляющий на «Киношоке» конкурсную картину «Русский треугольник» был вежлив и обаятелен во время пресс-конференции. Он рассказывал прессе о режиссере Алеко Цабадзе, об актерском составе, о том, почему съемки некоторых сцен снимались на Украине, и даже раскрыл рабочее название фильма – до утверждения она называлась «Учитель русского». После общения с журналистами, «Пресс-Шок» попросил рассказать актера о себе.   

    Вы – актер театра и кино, Вы – ставите спектакли, снимаете документальные фильмы,  телевизионные передачи, музыкальные клипы и рекламные  ролики. Чем Вам нравится заниматься больше всего?

     Играть. Я – комедийный артист.

     Вы разделяете понятия актер театра и актер кино? Что Вас больше привлекает?

     Конечно, разделяю. Трудный вопрос, что привлекает. Я не до конца определился. Работа в театре и работа в кино- это разные вещи. Будем честными: кино дает больше денег, а театр не позволяет обеспечивать семью. Если бы я жил один, наверное, работал бы только в театре. В нем есть живая реакция зрителей. Я считаю, что учился у гения - у Анатолия Васильева, создателя театра «Школа Драматического Искусства». Ныне он изгнан из нашей страны и живет во Франции, открыл школу, работает по всему миру. Я девять лет работал с ним, такого театра больше нет. Но в кино я снимаюсь не только из-за денег. Кино бывает разное. Есть фильмы, в которых я снялся бы бесплатно. Мой критерий отбора – режиссер, который снимает, актеры, которые снимаются, и сценарий.
     Я люблю книгу Михаила Чехова. Он читал лекции актерам в Голливуде. Как играть актерам театра в кино, если там нет зрителей? Чехов призывает играть для декораторов и всех, кто находится на съемочной площадке.

     Для Вас самыми значимыми являются роли в фильмах «Кармен» и «Русский треугольник»?

     Вы угадали. «Кармен» для меня знаковая картина. Она – первая, через которую я полюбил кино. В то время я вообще ушел из профессии. Думал, что никогда уже не буду актером, занимался документальным кино, телевизионными проектами. У меня второе образование режиссерское. Но так получилось, что у моего хорошего знакомого, режиссера Александра Хвана, актер сломал ногу. Он пригласил меня. Я приехал, познакомился с Игорем Петренко, Ольгой Филлиповой, мы очень сдружились, до сих пор поддерживаем отношения. И я дал согласие.
     В «Русском треугольнике» снимается потрясающий актер Константин Хабенский. Я знаком с Алеко Цабадзе. В молодости смотрел фильм «Пятно». Снимался у него в сериале «Бухта Филлипа». Я должен был играть Азазелло, но режиссер нашел актера, который больше подходил. Алеко попросил меня сыграть роль Мусы, и мне очень понравилось это предложение. Я счастлив, что играл в этой картине. Очень сильная тема и состав. Считаю, этот фильм – для мужчин. При просмотре некоторых сцен я плакал.

     В последнее время Вы снялись в фильмах «Личный номер», «Попса», «Охота на пиранью».  Как Вы относитесь к отечественному «мейнстриму»?

     Я отношусь положительно, поскольку все люди разные, и кино должно быть разным. Люди ходят в кино ради зрелища. Голливудские масштабные проекты доминируют, и хорошо, что наш кинематограф стремится к этому, но  другой вопрос – качество русских «блокбастеров». Я считаю, что реклама навязывает, но зритель все равно выберет по своему вкусу. Ещё один вопрос – менталитет. В нашей стране не получится снять что-то подобное голливудским проектам. У нас другая традиция. У нас есть советское кино. Сейчас появился фильм «Остров». Он настолько пронзительный, думаю, сильнее чем «Титаник». Я считаю, что русское кино сильнее американского. У них идеальная техническая база, а мы сильны своей традицией.

     Расскажите о Вашей театральной роли в «Идиоте».

     Театр «Школа драматического искусства» – это лаборатория. Актеры каждый вечер предлагали мастеру сцены. У нас девушки часто играли мужские роли (князя Мышкина), иногда очень удачно. Я играл и Мышкина, и Лебедева – многих. Считаю самой удачной -  роль генерала Иволгина. Он – врун. Это мне близко. Мне нравятся вруны. Я сам, наверное, такой.
     Мы работали на этом проекте с немцами, у нас были спектакли в Берлине. Пятнадцать немецких актёров, пятнадцать русских. Показы состояли из выбранных нами сцен. Мы играли какую-то композицию. Само название театра предполагает учебу. Это не академический театр. Не было распределения ролей. Мы брали произведение какого-либо автора, изучали его, вечером показывали сцену Васильеву. Один вечер кто-то играет Аглаю, я – Мышкина. На следующий вечер тот же – Настасью Филлиповну, я – Рогожина. Мастер делает комментарий. Что-то повторяем. Это были этюды, наброски. Мы их показывали. Получались вечера на тему «Идиота» Достоевкого. Самое главное в этом проекте было общение двух культур, немецкой и русской, очень близких друг другу. Не зря, наши царицы были немками. Программа была составлена вольно с точки зрения композиции вечера. Мы играли те сцены, которые по своим впечатлениям выбрал Анатолий Васильев.
     Мы практически 24 часа проводили в театре. Мне нравился такой образ жизни, пока был учитель. Был лидер, который увлекал. Это важно. В кино, наверное, такого нет. Хотя, может, Михалков, Лунгин, Сокуров.

     Ваши  документальные фильмы показывали на центральных телеканалах. «Машина времени. 30 лет спустя» и «Неизвестный Утесов». Как вы выбирали темы?

         Это были заказы, а не мое авторское сочинение на тему. Я, может, выбрал бы других героев.

     Что-то личное всё же было для Вас в этих работах?

      Мне везет. Я снимаю о том, с чем раньше был связан. В 81-м году я пришел в отпуск из армии. Попал на концерт «Машины времени». Я сидел на полу и был счастлив. Утесова люблю по песням и фильму «Веселые ребята». Он – шансонье, рассказчик. У него простые, житейские песни с историями. Выбор был не мой, но я снимал эти фильмы с любовью.
     Я ещё сделал документальный фильм «Больше, чем хоккей». Я обожал хоккеистов, про которых снимал: Харламова, Михайлова, Петрова. Я брал у них интервью. Мы вспоминали время, когда они были на высоте, а я сидел по ту сторону экрана.
     Ещё у меня есть картина «Ночная Москва». Мой друг, режиссер Григорий Константинопольский, который снял «Восемь с половиной долларов», – заядлый тусовщик. Он предложил тему, а я её разработал и снял. Фильм рассказывает о людях, которые ночью не спят (тусуются), и о людях, которые работают.
 
     То есть фильм построен на контрастах?

     Да. Там были откровенные встречи с разными людьми, например, с геями. Все они удивительные, они говорили про себя честно, открыто. Мне кажется, это – главное качество. Не надо раздваиваться, но сложно открыть свое истинное лицо.

     А какой интерес для Вас представляли клипы и рекламные ролики?

     Это было ради денег. Но даже в рекламе автомобильной охранной системы, чисто техническом задании, мне нравится придумать забавный сюжет. Я считаю, реклама должна быть более ироничной. Мы должны в этом ориентироваться на запад.
     Клипы я снимал группе «Земляне» и другим.

     Сейчас Вы что-нибудь снимаете или собираетесь в будущем?

    У меня есть материалы. Я собираюсь снимать документальный фильм «Последний день «Кармен». Я пришел на съемочную площадку с камерой. Каждый говорил о «Кармен» и о себе. Игорь Петренко рассказал монолог о богомоле, которого завел. Это станет основой фильма. Но я пока не знаю, что дальше. Я нахожусь в перманентном состоянии сочинения. Это банальная история, но живая.

     Что является главным для Вас в любой работе?

    Любовь. Только ради любви к кому-то можно творить. Да и жизнь дана ради любви.
 


Ирина Боричева



Вернуться к списку